dishu: (action)
Приятное и совсем почему-то не-неожиданное совпадение.

Лилианна Лунгина упоминает в книжке Подстрочник о своем переводе "Истории, конца которой нет" Михаэля Энде, пишет о том, какая это книжка замечательная и о своем знакомстве с автором.

Пока я рылась в Интернете (издание 90-х, пока что не нашла:() - мне стало ясно, что, собственно, по мотивам этой книжки и был снят один из лучших детских фильмов, АКА Бесконечная История :)

Впрочем, насколько я понимаю, сама сказка куда более насыщенная. Хочу - должно быть духозахватывающе. Если у вас дети, и они любят читать или слушать, или вы любите сказки - я думаю, это прекрасная книжка.
dishu: (Default)
Огромные серые глаза, большие детские губы - тетя Лена. Мы познакомились в Израиле в девяностом году. Лет за десять до этого, когда она была в "отказе", она преподавала моему отцу иврит в Ленинграде на домашнем кружке. Худенькая, ниже меня на полголовы (я сама от горшка два вершка), вечная девочка. Доброжелательная донельзя. Я как-то спросила ее, как вы умудряетесь не сердиться в бытовых ситуациях, скажем, если с вами невежливо заговорят на улице или в магазине. Она сказала, ну что ты, Динка, ведь, может, у человека день плохой выдался, я всегда говорю, вы только не нервничайте, все будет в порядке...

Однажды она дала мне почитать свою книгу, от одного названия которой, "Ты должна это все забыть", у меня холодок пробежал по спине.

Зная ее - хрупкую, маленькую женщину - невыносимо было читать. Хотя, если говорить отвлеченно, написана книга очень хорошо, легко. Изумляет собственное внезапное, совсем новое осознание времени нашего детства - как обухом по голове - читаешь книгу про людей, как твои родители, обычных, не про угонщиков самолетов, не про Синявского и Даниэля, которых, пока ты скатывался с горки под веселые крики "С дороги, куриные ноги!", гноили в психушках, прослушивали, простукивали, сводили на нет.

Это рассказ о личной судьбе - самое необъективное, что может быть, а значит и самое верное.

Дальше - от [livejournal.com profile] kannelyarvi:

Книга начинается с автобиографического описания вполне себе обычной жизни советской девочки-девушки-женщины, живущей в 50-60-70 годы. Повествование (к слову сказать, очень увлекательное)размеренно разворачивается на протяжении первой трети книги, пока в судьбе героини не происходит судьбоносное событие – её сестра уезжает в Израиль. 1975 год. Волна эмиграции семидесятых. Уезжают - многие. Остается – большинство. Остается и вся семья Лены, поддерживая с теперь уже далёкими близкими тесную связь, строча письма и переправляя посылки. Содержимым одной из таких посылок заинтересовывается КГБ... и дальше книга пускается вскачь. Арест матери, каждодневные допросы на протяжении нескольких лет, борьба за освобождение близких, а потом – невозможность покинуть опыстылевшую, предавшую тебя страну, вынужденность остаться, будучи обруганной, в неизвестности, живя от отказа до отказа. Читать очень страшно, больно, но оторваться – невозможно. Читайте.

Cсылка на книгу: Ты должна это все забыть
dishu: (Default)
Поняла, что Горчев нравится почти как Зощенко и почти как Хармс.

Точнее не скажешь:

Для пиздежа придумали множество приспособлений: одни побольше, другие поменьше. Одни можно носить с собой, другие с места не сдвинешь. Люди идут по улице, сидят на диване, едут в автомобиле и всё время пиздят, пиздят и пиздят.

http://gorchev.lib.ru/txt/by1/nnpizd.shtml


Всех, кстати, касается — и меня тоже. (c) оттуда же
dishu: (once)
С Надеждой Мандельштам у меня не сразу сложились отношения. Я немало читала писем, записок и воспоминаний той поры - людей, судьба которых была не менее трагична. И при всем понимании, ее книга мне поначалу показалась слишком категоричной в своих оценках людей (не эпохи - по отношению к той эпохе невозможно быть "слишком" категоричным). Но даже о людях, по ее же словам, за всю жизнь "и муху не обидивших", она отзывается довольно презрительно. Особенно обидно было за любимых личностей. Но вот о Хлебникове она ничего дурного не пишет, а о Волошине - пожалуйста.

А потом.. потом я просто почувствовала ЕЕ, такую, какой она была. Может быть, она всегда была немного мизантропом. Но ироничность, отсутствие позы - близки. И об их отношениях с Мандельштамом она пишет потрясающе, на мой взгляд. Спишите это на мой (такой по-человечески объяснимый) вуайеризм. Почему-то впечатлило, что их отношения начались с one-night stand. Подумалось, что поэты предвидят не только, как все говорят, свою смерть, но и жизнь. Потому что хватка была не только железной, но и настолько исторически потом оправданной. Она жила после его гибели для того, чтобы сохранить стихи.

Она и о Мандельштаме пишет намного более объективно, чем пишут обычно супруги о своих великих мужьях. Из-за вот этого отсутствия какого бы то ни было пафоса, любое ее чувствительное (или - чувственное) слово воспринимается очень глубоко. "Ты - мое ты", - он так говорил, а можно ли сказать точнее.

В ее рассказах, вижу в нем какую-то иудейскую мудрость - радовался всему, пировал с банкой консервов, выискивал бриллианты в книгах других поэтов - и одного было достаточно, чтобы сделаться значимым в его глазах.

Читаю дальше.

Кстати, рекомендую вот этого человека. Он хозяин книжного магазина в Тель-Авиве, также продает хорошую букинистику. В своем журнале публикует новые поступления. А можно и по почте купить - посылаешь чек, книжка высылается сразу по получении, все точно и складно.

На меня нацелилась груша да черемуха --
Силою рассыпчатой бьет меня без промаха.

Кисти вместе с звездами, звезды вместе с кистями,--
Что за двоевластье там? В чьем соцветьи истина?

С цвету ли, с размаха ли бьет воздушно-целыми
В воздух убиваемый кистенями белыми.

И двойного запаха сладость неуживчива:
Борется и тянется -- смешана, обрывчива.

4 мая 1937
в 38-м его арестовали во второй, и последний раз. я видела в Ленинграде копию протокола с его допросов.
dishu: (Default)
Вот тут лежит замечательная подборка электронных изданий под названием "Книги по петербургской истории и краеведению". На самом деле, охват куда шире: ценные ссылки по истории дореволюционной и послереволюционной России.

У меня вот наконец появились полные дневники З.Гиппиус, которые читала раньше кусками, чему я рада очень. И уже проглотила, конечно.
dishu: (Default)
* * *

Подбитым лебедем упал под куст сакуры Федор,
Когда Максим ему вломил промеж ушей.

* * *

Феномен чоканья желая изучить,
Максим и Федор взяли жбан сакэ.
И день, и ночь работали упорно.
Наутро встали - В голове как бронетранспортер.


ЯПОНСКАЯ ПЛЯСОВАЯ:
Солнце вышло из-за Фудзи,
По реке поплыли гуси.
Молвил Федору Максим:
- Ну-ка, сбегай в магазин!

(с) Максим и Фёдар, митьки 1983
dishu: (Default)
Наконец нашла в себе силы, чтобы взять в руки "Крутой маршрут".

Читаю почти без слез. Только в тех местах, где Е.Г. про своих детей пишет сердце очень сильно, совершенно невозможно сжимается.

Размышлений, конечно, много. Читая "истинных ленинцев", я все же склонна считать, что все началось уже в феврале 17-го, а не с приходом усача. Разруха началась - в душах, насилие становилось нормой.

***
Подумалось среди прочего, что я почти не знаю стихов наизусть - во многих воспоминаниях я читала, как декламирование по памяти помогало выжить.

***
Интересно: я четко представляю, что она имеет в виду, когда пишет, как обстоятельства сплачивают людей - я это почувствовала в ту неделю 87-го года, которую я провела на обследовании в детской больнице. Это был почти настоящий концлагерь: с матершиной, приказами, тасканием за волосы, баландой, которую заменяло холодное какао с вонючими яйцами. Зато мы, девочки, лежащие в одной палате стали друг другу всем: сестрами, мамами, лучшими подругами. Нам было от 8 до 12 лет. Как поддерживали друг дружку, утешали, делились, как бегали за дежурной медсестрой, требовали, чтоб пришла, эта сучка ПТУ-шница, которая трындела ночью по телефону, когда нашей подруге было плохо. Помню этих маленьких, 2-3летних плачущих детей, к которым не допускались родители. Правда, когда я устроила личный бунт, вырвавшись из отделения, услышав шаги родителей на лестнице - меня просто оттащили, заставив переписывать письмо, не прошедшее цензуру.., а был бы то настоящий лагерь.. мда..
Это было самое близкое и острое мое столкновение с бездушной сущностью Совка. Почему-то вспомнилось.
dishu: (Default)
Иногда все-все сходится.

Мягкий весенний вечер.
Нашла у бабушки в комнате засушенную ею веточку с запахом сирени.

Обнаружила в гостях книжку воспоминаний Рыбакова и... пропала. Не могла совсем оторваться. Как давно я не глотала так написанный текст, какое это ощущение чудное. И ветерок из окна в скромной комнате, и вдруг, на пять позволенных минут, снова так хорошо лежать на покрывале с книгой.

Как он пишет.. Как больно сразу, с первых строк, за него, за тех, за страну. Целыми кусками резко всплывают Дети Арбата, хотя прочитаны немыслимо давно. Слезы не в состоянии оставаться в обычном засохшем состоянии. Читая про людей, разделивших судьбу обреченной страны, когда нечеловечность стала рутиной - снова снимаю шляпу перед не-растворившимися.

Опять остро задумываешься о банальных и одновременно редких качествах. Насколько редко на них ориентируются. В ходу какие-то другие ценности.

***
В сквере к бабушке подошла пожилая, с большим вкусом одетая женщина, с дорогим золотым браслетом на запястье. Бабушка толкнула в бок: Знаешь, кто это? В прошлом - главный инженер Красноярской ГЭС, ей уже за 90.

***
Дед прыгал с правнучкой по квадратикам на мостовой. Правнучка сказала: Ой, у меня ножки устали.
dishu: (Default)
Диплом он писать будет. А какие у меня книжки, ему лень выяснять. Вот пусть Толстая сама всё напишет, снабдит библиографией, придумает структуру и концепцию там, хуё-моё, поправит опечатки. А он "защитит диплом" и будет считаться образованным.


Живой журнал ворчливой Татьяны Толстой. Смешная o_O))
dishu: (Default)
Дочитала диссертацию Аксенова "Повседневная жизнь Петрограда и Москвы в 1917 году."

Взахлеб. Интересна не столько "сухая" история, сколько психология индивида в определенных исторических ситуациях. Революция - до и после, жизнь и быт в России в начале 20-го. Конечно, ничто не притягивает так, как воспоминания современников тех смутных дней. А учитывая тот факт, что психология человеческая минимально подвержена модификации временем, поведение масс в подобных ситуациях из века в век - и в прошлом, и в будущем - остается если не неизменным, то вполне шаблонным. С некоторыми отличиями в связи с прогрессом, доступностью информации и тп. Можно ли как-то использовать эти знания? Наверняка.

Интересно, например:

Один из принципиально важных феноменов этих дней (предшествоваших Февральской революции - прим. мое) - распространяющиеся слухи о критическом недостатке хлеба в Петрограде. Более того, в некоторых «хвостах» говорили о том, что правительство якобы вообще собирается на несколько дней прекратить продажу хлеба для того, чтобы сосчитать оставшиеся в городе запасы.
...
Действительно, учитывая весьма сложное экономическое положение России в связи с Мировой войной, трудности с доставкой хлеба ввиду загруженности железнодорожных путей хлебный вопрос стоял достаточно остро в столице. Цены на хлебные изделия поднимались, росли очереди в хлебные лавки. Многие обыватели с января начали выпекать хлеб, в первую очередь белый, в домашних условиях. В то же время правительство началом ввода карточной системы и другими мероприятиями старалось держать под контролем продовольственный вопрос, однако учитывая падение авторитета центральной власти и стихийно распространяющиеся слухи хлебный вопрос представлял собой реальную опасность для общественного спокойствия.

Произошло то, что правительство не смогло предугадать - развитие панической закупки хлеба про запас. Народная молва сделала свое дело - в течение дня во многих пекарнях хлеб действительно исчез, порождая, в свою очередь, волну нового беспокойства.

Официальная пресса помещает на первых страницах обращение командующего войсками Петроградского военного округа, которое, тем не менее, уже не может остановить развитие паники: «В последние дни отпуск муки в пекарни и выпечка хлеба в Петрограде производятся в том же количестве, как и прежде. Недостатка хлеба в продаже не должно быть. Если же в некоторых лавках хлеба иным не хватало, то потому, что многие, опасаясь недостатка хлеба, покупали его в запас на сухари. Ржаная мука имеется в Петрограде в достаточном количестве и подвоз этой муки идет непрерывно.»

Read more... )
dishu: (Default)
"Не надо рассказывать мне о луне в ночном небе, покажите мне ее отблеск в осколке разбитого зеркала..."

наткнулась в [livejournal.com profile] aforism

теперь понимаю, почему мне нравится так мало художественных книг.
dishu: (Default)
Откопала в тель-авивской лавочке. Copyright 1951 by Walt Disney. 1978.




dishu: (loshadka s jazykom)
Первый падонак был поэт Пляцковский. Он писал замечательные детские книжки, которые мамы и папы читали сегодняшним падонкам, когда те безобидно сидели на горшках. Читали и не подозревали, какое аццкое влияние окажут эти сказки на неокрепшую детскую психику.

"Каждый из участников сам заполнял особую карточку. И когда члены жюри прочли то, что написал знаменитый Павлин, то пришли в ужас и начали глотать таблетки успокоина.

Вот карточка, заполненная Павлином.

Имя: Повлин
Возраст: Восимлет
Профессия: Никокая
Образование: Сретнее

dishu: (Default)
Каким приятным может быть утро. Особенно, если сначала оно обещает стать невыспавшимся и усталым, но по дороге вдруг меняет выражение твоего лица простенькой и милой идеей. А именно: "А не пойти ли мне покупать пуговицы!" Большие, очень большие, малюсенькие, бабуськинские, девчачьи, вытянутые, круглопузые, выпуклые и впуклые... А какая гордость переполняет тебя, когда из всего этого неимоверного количества, которое должно было бы ввести тебя в ступор, ты все-таки останавливаешься на нескольких образцах!

Теперь я морально подготовляю себя к тому, чтобы надсаживая свой моторно-двигательный аппарат, еще и пришить эти замечательные изделия. И с нежностью вспоминается мне, как во втором классе общеобразовательной пытались обучить нас столь важному занятию, как пришивание пуговиц. Будучи, видно, особо одаренной, я не могла даже попасть иголкой с ниткой в эти самые дырочки, будь они неладны. А еще крестиком, квадратиком - КТО? Кто придумал все эти стили пришивки, и зачем???

А тогда, в восемь наших лет, пуговицы мне пришивал правнук Алексея Толстого. Как сейчас помню, сижу я на уроке труда, а Петька Толстой мне пуговицы к синей тряпочке пришивает.

Так я полюбила русскую классическую литературу. А вы "крестиком, крестиком..." Эх, вы.

ПыСы Надеюсь, ясно, какое уч. пособие я первым делом куплю девочке-хомячку.
dishu: (legs)
Часто слышу, что смайлики-де удел людей, обделенных даром красноречия.

http://www.livejournal.com/users/vich/98525.html
dishu: (cigarette)
А как у нас со здоровьем, энергетическим?
dishu: (stone)
Меня интересует только "ч у ш ь"; только то, что не имеет никакого практического смысла. Меня интересует жизнь только в своем нелепом проявлении. Геройство, пафос, удаль, мораль, гигиеничность, нравственность, умиление и азарт - ненавистные для меня слова и чувства.

Но я вполне понимаю и уважаю: восторг и восхищение, вдохновение и отчаяние, страсть и сдержанность, распутство и целомудрие, печаль и горе, радость и смех.

Д.Хармс
31 октября 1937 года

Profile

dishu: (Default)
dishu

January 2015

S M T W T F S
     123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 20th, 2017 10:39 pm
Powered by Dreamwidth Studios