dishu: (Default)
Честно говоря, я собиралась просто дать ссылку на какое-то описание его личности и короткой жизни, или рецензию на фильм. Но как-то все, на что я натыкалась винило окружение, район города, силы природы. А мне по фильму даже показалось, что главное в нем было - любовь. Любовь, которая разрывала его душу, не позволяла спать и созерцать равнодушным наблюдателем, как друзья гибнут в жерле прекрасной Перестройки (обсудим еще раз Горбачева, не?). И еще, ему было стыдно за то, что он жив. Ага. Странно, но как-то очень понятно. Точнее всего в фильме говорят два его друга - один - интеллигент, другой, ближайший с детства - бандит, из двора "плохих мальчиков".

В общем, все дело в том, что отец был успешным ученым, но как-то вот они оказались в самом пролетарском, трущобном районе Свердловска. А это был и сам-то по себе город, как я понимаю, дай боже.. Моя мать жила там два года, там люди спрашивали ее, что это за желтые фрукты про лимоны - никогда их прежде не видали. Судя по фильму, авитаминоз и отсутствие света.

Так вот он вырос в этих дворах, пролетарских. При этом семья - интеллигентейшая, за отцом в разваленный двор присылается ежедневно машина, ну а там вся гопота, дети алкашей, и Борис, в общем, переживал, конечно, что он как бы особенный. Ну это просто детское, понятное. Но учился, книги, начал писать стихи, потом Университет. А друзья во дворе. Настоящие такие, знаете, которые в буквальном смысле, жизнью иногда за тебя рискуют. Но он в Универе, про него узнают в Москве, переписывается с известным поэтом Кушнером.

И все. Он вырастает, становится подающим большие надежды ученым, подающим большие надеждя поэтом. А перестройка ведь. Ну а пацаны ушли - почти все в криминал. Романтика девяностых. Друзья. Люди, окружавшие и любившие тебя в самую счастливую твою пору, в детстве. Не за то, что стихи, не за то, что книжки читал - а за то, что пацан настоящий.

Там кладбище показывают. Половина похороненных - мальчики лет 20. На разборках погибли. Друг Рыжего правильно сказал, что он был Свой среди чужих, чужой среди своих. И в криминал не мог, и в интеллигентской среде, с ее понтами, тоже не ужился.

Так что он повесился в 27 лет. А то было как-то стыдно жить. Когда все погибают вокруг.

ПС
Голландский режиссер российского происхождения сняла документальный фильм про него. Фильм получил разные европейские призы. Ссылку пришлю, если кто захочет.

Ну а стихи
к примеру )
dishu: (once)
С Надеждой Мандельштам у меня не сразу сложились отношения. Я немало читала писем, записок и воспоминаний той поры - людей, судьба которых была не менее трагична. И при всем понимании, ее книга мне поначалу показалась слишком категоричной в своих оценках людей (не эпохи - по отношению к той эпохе невозможно быть "слишком" категоричным). Но даже о людях, по ее же словам, за всю жизнь "и муху не обидивших", она отзывается довольно презрительно. Особенно обидно было за любимых личностей. Но вот о Хлебникове она ничего дурного не пишет, а о Волошине - пожалуйста.

А потом.. потом я просто почувствовала ЕЕ, такую, какой она была. Может быть, она всегда была немного мизантропом. Но ироничность, отсутствие позы - близки. И об их отношениях с Мандельштамом она пишет потрясающе, на мой взгляд. Спишите это на мой (такой по-человечески объяснимый) вуайеризм. Почему-то впечатлило, что их отношения начались с one-night stand. Подумалось, что поэты предвидят не только, как все говорят, свою смерть, но и жизнь. Потому что хватка была не только железной, но и настолько исторически потом оправданной. Она жила после его гибели для того, чтобы сохранить стихи.

Она и о Мандельштаме пишет намного более объективно, чем пишут обычно супруги о своих великих мужьях. Из-за вот этого отсутствия какого бы то ни было пафоса, любое ее чувствительное (или - чувственное) слово воспринимается очень глубоко. "Ты - мое ты", - он так говорил, а можно ли сказать точнее.

В ее рассказах, вижу в нем какую-то иудейскую мудрость - радовался всему, пировал с банкой консервов, выискивал бриллианты в книгах других поэтов - и одного было достаточно, чтобы сделаться значимым в его глазах.

Читаю дальше.

Кстати, рекомендую вот этого человека. Он хозяин книжного магазина в Тель-Авиве, также продает хорошую букинистику. В своем журнале публикует новые поступления. А можно и по почте купить - посылаешь чек, книжка высылается сразу по получении, все точно и складно.

На меня нацелилась груша да черемуха --
Силою рассыпчатой бьет меня без промаха.

Кисти вместе с звездами, звезды вместе с кистями,--
Что за двоевластье там? В чьем соцветьи истина?

С цвету ли, с размаха ли бьет воздушно-целыми
В воздух убиваемый кистенями белыми.

И двойного запаха сладость неуживчива:
Борется и тянется -- смешана, обрывчива.

4 мая 1937
в 38-м его арестовали во второй, и последний раз. я видела в Ленинграде копию протокола с его допросов.
dishu: (once)
Ну так чего, февраль?:) а значит

***

Недавно этой просекой лесной
Прошелся дождь, как землемер и метчик.
Лист ландыша отяжелен блесной,
Вода забилась в уши царских свечек.

Взлелеяны холодным сосняком,
Они росой оттягивают мочки,
Не любят дня, растут особняком
И даже запах льют поодиночке.

Когда на дачах пьют вечерний чай,
Туман вздувает паруса комарьи,
И ночь, гитарой брякнув невзначай,
Молочной мглой стоит в иван-да-марье.

Тогда ночной фиалкой пахнет всё:
Лета и лица. Мысли. Каждый случай,
Который в прошлом может быть спасен
И в будущем из рук судьбы получен.

Б.П.
dishu: (Default)
Зазовь.
Зазовь манности тайн.
Зазовь обманной печали,
Зазовь уыанной устали.
Зазовь сипких тростников.
Зазовь зыбких облаков.
Зазовь водностных тайн.
Зазовь.


(с)
dishu: (Default)
Далекий знакомый молодости моих родителей и моего детства - САМЫЙ лучший детский поэт на свете. Его зовут Михаил Яснов. Для взрослых он - серьезный поэт и переводчик, но для меня он замечательнейший автор детских стихов.

Сегодня я наконец заказала его книжку, поэтому у меня михаило-ясный праздник, которым я делюсь с вами.


Как радостно утром
Сбежать по ступеням,
Забыв про уют
С паровым отопленьем,
Про стулья и стол,
Пылесос и диван,
И носом уткнуться
В мороз и туман!

Как радостно видеть,
Что вновь тебе рады
Столбы и углы,
Гаражи и ограды,
Тянуть поводок,
Замышляя побег,
И шкуру, как коврик,
Почистить о снег!

*****
Горести-печалести,
Что-то мне не спится.
С кем бы мне, печалести,
Вами поделиться?
Столько неприятностей -
Карандаш сломался,
Жук из банки вылез
И больше не поймался.
А ещё вдобавок -
Горе-то какое! -
Шарик накололся
На листок алоэ...
То-то мне и вертится,
То-то и не спится -
Может, мне с медведиком
Горем поделиться?
В моего медведика
Уткнусь я головой:
Он хотя и плюшевый,
Но зато - живой!

Еще чуть )
dishu: (Default)
Ты, мерящий меня по дням,
Со мною, жаркой и бездомной,
По распаленным площадям —
Шатался — под луной огромной?

И в зачумленном кабаке,
Под визг неистового вальса,
Ломал ли в пьяном кулаке
Мои пронзительные пальцы?

Каким я голосом во сне
Шепчу - слыхал? - О, дым и пепел!
Что можешь знать ты обо мне,
Раз ты со мной не спал и не пил?

МЦ
dishu: (Default)
Все сказано. Но не хватает слова
последнего. Потеряно опять.
Слова другие куцы, безголовы,
невнятны. И тревоги не унять

с их помощью. Рассеянные звуки:
проигрыватель, форточка, пальто,
потемки, ложь, яичница, науки,
надежда, боль, отчаянье - не то.

Оно похоже на перчатку вора
и чуточку на жесткую парчу.
В конце очередного разговора
я снова это слово промолчу.

(с) Наталия Тебелева
dishu: (Default)
...понимание, что вся любовная лирика, созданная человеком, есть всего лишь попытка приблизиться к наипервейшему וַיֹּאמֶר, הָאָדָם... וּבָשָׂר מִבְּשָׂרִי

*и сказал человек: ...плоть от плоти моей

dishu: (Default)
о любви не знаю ничего
также как не знаю о вселенной
клетку измерений птицей пленной
раздвигаю в поисках всего
и дыханьем теплым Абсолют
прячется в несовершенном теле
видишь в честь любви большой салют
слышишь где-то музыку поют
может это все на самом деле?

София Ригер
еще тут

dishu: (trenza)
От мучав и ужасаний до веселян и нездешних смеяв
и веселогов пройдут перед внимательными видухами
и созерцалями и глядарями: минавы, бывавы, певавы,
битавы, идуньи, зовавы, величавы, судьбоспоры и малюты.
Зовавы позовут вас, как и полунебесные оттудни.
Никогдавни пройдут, как тихое сновидение.
Маленькие повелюты властно поведут вас.

dishu: (зоська)
Они влюблены и счастливы.

Он:
– Когда тебя нет,
мне кажется –
ты просто вышла
в соседнюю комнату.

Она:
– Когда ты выходишь
в соседнюю комнату,
мне кажется –
тебя больше нет.

Вера Павлова

thanks, [livejournal.com profile] hully

dishu: (Default)
Барыня злая.
Слуга мычит и плачет.
Прощай, Муму-сан.

чудный прожект

via [livejournal.com profile] denik

про

Apr. 30th, 2007 10:38 am
dishu: (Default)
Д. Хармс был арестован во второй и последний раз перед самой блокадой, в августе 1941.

Из воспоминаний Марины Дурново о своем муже:

Мы выглянули в окно. Внизу стоял автомобиль. И у нас не было сомнений, что это за ним.
Пришлось открыть дверь. Они сейчас же грубо, страшно грубо ворвались и схватили его. И стали уводить.
Я говорю:
-- Берите меня, меня! Меня тоже берите.
Они сказали:
-- Ну пусть, пусть она идет.
Он дрожал. Это было совершенно ужасно.
Под конвоем мы спустились по лестнице.
Они пихнули его в машину. Потом затолкнули меня.
Мы оба тряслись. Это был кошмар.
Мы доехали до Большого Дома. Они оставили автомобиль не у самого подъезда, а поодаль от него, чтобы люди не видели, что его ведут. И надо было пройти еще сколько-то шагов. Они крепко-крепко держали Даню, но в то же время делали вид, что он идет сам.
Мы вошли в какую-то приемную. Тут двое его рванули, и я осталась одна.

Мы только успели посмотреть друг на друга.
Больше я его никогда не видела.


Еще немного )

Ведите меня с завязанными глазами.
Не пойду я с завязанньми глазами.
Развяжите мне глаза и я пойду сам.
Не держите меня за руки,
я рукам волю дать хочу.
Расступитесь, глупые зрители,
я ногами сейчас шпыняться буду.
Я пройду по одной половице и не пошатнусь,
по карнизу пробегу и не рухну.
Не перечьте мне. Пожалеете.
Ваши трусливые глаза неприятны богам.
Ваши рты раскрываются некстати.
Ваши носы не знают вибрирующих запахов.
Ешьте это ваше занятие.
Подметайте ваши комнаты - это вам
положено от века.
Но снимите с меня бандажи и набрюшники,
Я солью питаюсь, а вы сахаром.
У меня свои сады и свои огороды.
У меня в огороде пасется своя коза.
У меня в сундуке лежит меховая шапка.
Не перечьте мне, я сам по себе, а вы для меня
только четверть дыма.

dishu: (Default)
В силу своих политических убеждений и литературной платформы мы сознательно привносили в область детской литературы политически враждебные современности идеи, вредили делу советского воспитания подрастающего поколения.

...
В область детской литературы наша группа привнесла элементы своего творчества для взрослых, т. е. заумь, которую я в предыдущем протоколе назвал контрреволюционной. Наиболее заумными являются следующие мои детские произведения: «Иван Иванович Самовар», стихи «О Топорышкине», «Как старушка покупала чернила», «Во-первых и во-вторых» и др.

Иван Топорышкин )

dishu: (bashmachki)
Я не знаю, Земля кружится или нет,
Это зависит, уложится ли в строчку слово.
Я не знаю, были ли мо < ими > бабушкой и дедом
Обезьяны, т < ак > к < ак > я не знаю, хочется ли мне сладкого или кислого.
Но я знаю, что я хочу кипеть и хочу, чтобы солнце
И жилу моей руки соединила обшая дрожь.
Но я хочу, чтобы луч звезды целовал луч моего глаза,
Как олень оленя (о, их прекрасные глаза!).
Но я хочу, чтобы, когда я трепещу, общий трепет приобщился вселенной.
И я хочу верить, что есть что-то, что остается,
Когда косу любимой девушки заменить, напр < имер >, временем.
Я хочу вынести за скобки общего множителя, соединяющего меня,


Солнце, небо, жемчужную пыль.

В.Х. 1909

dishu: (Default)
ЧЕРЕЗ и СКВОЗЬ
Все оказывается иным.
В то же время остается самим собой.
А ведь все повторяется, на любом уровне мироздания.
Вот и думай теперь об измерениях.

И еще: пропускать через СЕБЯ - больнее.
Но иначе - скучно.

Чай с лимоном )

Еще через призму )

Zoom Out )

Bonus. Стихи )

dishu: (coffee)
Ой. Обнаружила свой пост, который начала как-то писать, положила под глаз и забыла вытащить. В саду капает дождик и запах августа, значит, еще не поздно.

***
скорее.
пока еще зима,
и еще хочется стихов,
и фотосинтез не заткнул поры
и не увлек в духоту и разнеженность
и не лишил запаха и глаз
память ускользает

а потом смотришь в зеркало
и видишь небо в кристалликах

а теперь хватит читать эту сказку

и марш под кат, читать Бродского!)) )

dishu: (Default)
На днях озаглавила так пост - первое, что пришло в голову. Сейчас вспомнила эту грустную красивую историю. "Alfonsina Y El Mar" (Альфонсина и Море) - название песни, посвященной одной из самых ярких аргентинских поэтов-постмодернистов: Альфонсине Сторни.

Она родилась в 1892 году в Швейцарии у родителей итальяно-швейцарского происхождения. Когда ей было 4 года, семья вернулась в Аргентину. В детстве - разорившийся отец, бедность, черные работы. Начала писать в 11 лет. Дальше - учеба, диплом учителя, жизнь - начало.

В 1912 году от любимого человека рождается сын. Перед родами, она вынуждена бежать в Буэнос Айрес, чтобы не подорвать репутацию дорогого женатого возлюбленного-журналиста. Там она устраивается секретаршей в компанию по импорту масла. Первая книга выходит в 1916 году. Она бедна, непривлекательна, лишена связей и средств к существованию. Пишет. Спустя четыре года, А. Сторни уже получает две престижные аргентинские премии по литературе. Она входит в кружок писателей, художников и поэтов, собиравшихся в ресторане La Pena (такая вот "Бродячая собака").

В 1923 году А. Сторни становится профессором литературы в Escuela Normal de Lenguas Vivas. Ее окружает успех и признание. Как литературное, так и общественное.

В 1935 у А.Сторни обнаруживают рак груди. Операция не помогает. Она все чаще обращается в стихах к Морю, чувствует его убаюкивающий голос, соленое объятие зовет ее, хрустальный дом ждет в глубине... Спустя три года, в 1938, она признается сыну, что рак подступил к самому горлу. От дополнительной операции отказывается.

18 октября она садится в поезд и едет в Мар де Плата, город на берегу Атлантического океана, крупнейший морской курорт. Останавливается в маленьком отеле.

20 октября А. записывает стихотворение Voy a Dormir - Я отправляюсь спать ) 1

22 октября отсылает стихи в редакцию La Nación.

В те минуты, когда люди читали стихотворение на страницах журнала, на этом самом месте Альфонсина заходила в море:


Чтобы остаться там навсегда.

Грустно, я предупреждала. Но песня очень светлая. К сожалению, я не нашла любимое исполнение Mercedes Sosa, но тем не менее. Переводить не буду, добавлю только, что последний куплет это точная аллюзия к стихотворению Voy a Dormir...



1. На русский А.Сторни переводила Наталья Ванханен. Но, как это часто бывает, Веб пестрит ширпотребом, а более редкие вещи не всегда удается найти. Так что, русских переводов я вам не предложу.

dishu: (coffee)
Ниоткуда с любовью, надцатого мартобря,
дорогой уважаемый милая, но не важно
даже кто, ибо черт лица, говоря
откровенно, не вспомнить уже, не ваш, но
и ничей верный друг вас приветствует с одного
из пяти континентов, держащегося на ковбоях;
я любил тебя больше, чем ангелов и самого,
и поэтому дальше теперь от тебя, чем от них обоих;
поздно ночью, в уснувшей долине, на самом дне,
в городке, занесенном снегом по ручку двери,
извиваясь ночью на простыне -
как не сказано ниже по крайней мере -
я взбиваю подушку мычащим "ты"
за морями, которым конца и края,
в темноте всем телом твои черты,
как безумное зеркало повторяя.

И.Б.

Profile

dishu: (Default)
dishu

January 2015

S M T W T F S
     123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 04:23 pm
Powered by Dreamwidth Studios